«Драмкружок, кружок по фото. Это слишком много что-то. Выбирай себе, дружок. Один какой-нибудь кружок». Вслед за Барто мы говорим, что кружков у дошкольника не должно быть много. В идеале на дополнительные занятия можно ходить 2-3 раз в неделю. И эти кружки должны соответствовать интересам и способностям ребенка.

Многим родителям страшно что-то упустить, не развить ребенка. Особенно, если соседский мальчик каждый день с утра до вечера на занятиях. А вдруг мы будем хуже него?

Но упустить какой-то кружок в дошкольном детстве не страшно. Хуже упустить время и не научиться играть с другими детьми. Пропустить тот момент, когда необходимо вдумчиво изучить окружающий мир – услышать первого соловья, полюбоваться снежинками и звездным небом. Опоздать родителям и детям стать настоящими друзьями.

Ребенок может получить много полезных навыков и умений на кружках и секциях, но потерять самого себя в постоянной гонке по реализации амбиций родителей. Что же происходит, когда кружков у дошкольника очень много?

Один мой знакомый говорит: «Детство – самое бесполезное время в жизни. Его можно спокойно пропустить». И так думают многие взрослые. Для них игра – это отдых, развлечение, а то и просто – балбесничание. И чем раньше ребенок начнет учиться, тем лучше. Пусть проводит свое время эффективно и продуктивно. Но детские психологи думают иначе. Ведущей деятельностью в дошкольном возрасте должна быть игра со сверстниками. А кружок, даже для малышей, – это не игра, а управляемая взрослым деятельность. Классик спихологии Выготский называл игру дошкольника «девятым валом развития», поскольку в этой деятельности ребенок намного опережает свои возможности.

«Игра нужна для того, чтобы развить в ребенке не только способность к творчеству, воображение, внимание, но и умение устанавливать и подчиняться правилам, договариваться, просить и даже конкурировать. Играя, ребенок как бы репетирует взрослые роли. Например, укладывая мишку в кровать, девочка учится быть мамой. Недоигравший в дошкольном возрасте ребенок часто оказывается морально не готов к обучению в школе и с трудом общается с другими. Из всего этого следует, что основная часть времени дошкольника должна уходить на игру на площадке, с родителями и одному» (психолог Марина Васюкова, детский центр «Читайка», Межрегиональная ассоциация психологов-практиков)

Для дошкольника хорошая игра – не забава, а самый настоящий труд, требующий умственных и душевных затрат. Играя, ребенок создает, творит не только события своей игры, но и самого себя – формирует собственную личность.

На днях мы нашли статью одной мамы, которая рассказывает о том, как ей удается вместить в жизнь своих детей множество кружков:

«Моему старшему сыну 6 лет. В прошедший учебный год он посещал тренировки по хоккею (3-5 раз в неделю), карате (2-3 раза в неделю), плавание (2 раза в неделю) и рисование (2 раза в месяц + большое задание на дом). Средней дочке 4 года, у нее была гимнастика и карате (по 2 раза в неделю). Ее заметили тренеры из гимнастического зала «Динамо» и предложили ходить на тренировки. От такого предложения мы не смогли отказаться»

Наверняка это любящая и ответственная мама, которая желает своим детям только добра. Но когда ее дети общаются с родителями и друг с другом? Как часто в этой семье возникает возможность почитать ребенку вслух и обсудить прочитанное? Играют ли там с детьми, ходят ли в лес, в парки, в походы? Есть ли время на то, чтобы малыши что-то мастерили, лепили, экспериментировали – то есть творили?

Родители в этой семье выступают в роли тайм-менеджеров или тренеров. Радости от их стараний у детей нет. Сама мама пишет, что сын часто вообще не хочет выходить из дома. С удовольствием он играет только в конструктор Lego. Чтобы сломить его сопротивление, мама использует так называемую Кембриджскую систему «внешней мотивации», то есть различные стимулы и награды, которые никак не связаны с содержанием кружковой деятельности. Посещение кружков в этой семье, как и другие добрые дела, вроде уборки игрушек, символически оплачиваются. Собираются звездочки и шарики, потом это трансформируется в билеты в театр, цирк, зоопарк или какой-то другой приз. Это бьет по и без того слабой внутренней мотивации детей.

Психолог Ирина Млодик в «Книге для неидеальных родителей или Жизнь на свободную тему» пишет, что к ней часто обращаются с проблемами детей, которые ничего не хотят. И так описывает типичного маленького «лентяя»:

«Я слушала традиционный запрос: он ленится, часто болеет, совершенно несамостоятельный, в свои 10 лет ничего не хочет… [Мальчик] – худ, бледен, апатичен,  с опущенными плечами, потухшим взглядом…

– А что из того, что ты делаешь, тебе нравится? Музыкальная школа? Плавание? Английский?

– Музыкалку не люблю совсем, английский – так себе, плавание тоже не нравится».

Весь день этого мальчика был построен почти по минутам. И там совершенно не было места его желаниям, о которых он теперь вспоминал-то с трудом. Все тренировки, на которые он начал ходить еще с дошкольного возраста, воспринимались им как наказание. У него не было естественной тяги ни к одному из этих предметов. Психолог долго объясняла маме важность его желаний, ценность его личного времени. В идеале предложила им бросить музыку, английский и плавание. И играть, пока не наиграется. Пока не поймет, что же хочется именно ему.